55 лет развития

История ПЗСП длиной 55 лет — это история непрерывного развития. На первый взгляд звучит банально. Но, если рассмотреть эту «банальность» сквозь призму всей истории страны на протяжении этих лет, станет ясно, каким титаническим трудом даётся каждый шаг вперёд всем, кто посвятил свою жизнь производству, то есть — созиданию. Подробнее
Избранное (0)

Газобетон

Надёжная ячейка строительной отрасли

Судьбоносное решение о смене производственного профиля завода на Пролетарке было принято Госпланом РСФСР в 1961 году. 20 мая 1963-го он был официально переименован в Пермский завод силикатных панелей из плотных и ячеистых масс. Ячеистый бетон ПЗСП стал фирменной маркой на строительном рынке Прикамья, символизирующей высокую прочность и надёжность.

Первая нитка ячеистого бетона цеха силикатных панелей (Производства №1) была запущена в эксплуатацию 26 декабря 1966 года. Несмотря на многочисленные недостатки, перечисленные в акте приёмки производства и подлежащие устранению, спустя три месяца первые вагоны с продукцией были отправлены заказчику в Лысьву. По истечении 12 месяцев работы производственная мощность цеха газобетона достигла 100 тыс. куб. м в год. Годовой отчёт за 1967-й подписал новый директор ПЗСП — Александр Матвеевич Денисов. Его приход ознаменовал начало массового производства панелей из газобетона.

В 1968 году Пермский завод силикатных панелей приступил к серийному производству продукции из газобетона. Была получена оснастка первой очереди, включая лицензионные польские формы для выпуска теплоизоляционных плит. После отработки технологии на сравнительно простых промышленных панелях завод приступил к выпуску той продукции, ради которой и создавался, — комплектов для жилищного строительства.

Самым важным мотивом было получение жилья


Галина Фоменкова, работала на Производстве №1 с 1968 по 2000 год:
— Сначала мне было предложено занять место контролёра, но я отказалась. На тот момент уже было двое детей и хотелось зарабатывать больше. Поэтому устроилась в цех силикатных панелей на облицовку, а в 1970 году, выучившись на крановщицу, пересела на кран и управляла им вплоть до 2000-го. Но вы не подумайте, не всё время на кране сидела, спускалась и помогала остальным членам бригады: и лопатой бетон поднимала, и мусор убирала — всё делала. Дважды завод выдвигал меня депутатом в городской Совет. Хорошо работали! Между цехами регулярно проводились соревнования, я в них участвовала, однажды выиграла пододеяльник, в другой раз — настольную лампу. Конечно, это стимулировало трудиться, но самым важным мотивом было получение жилья.

На работу бегом и с работы бегом


Анна Зырянова, работала на ПЗСП с 1968 по 1990 год:
— В феврале 1968 года устроилась на завод в паросиловой цех. Отучившись на крановщика мостовых и башенных кранов, в 1969-м перешла на Производство №1. Там тогда только начали выпускать новую продукцию — панели из ячеистого бетона. Потом запустили выпуск тяжёлого бетона, который заливали кассетным методом, и доборных изделий. Муж у меня тоже работал на заводе: он по 12 часов смену, а я четыре дня по восемь часов. На работу бегом и с работы бегом. Так и жили. В общей сложности я проработала на заводе 22 года: из цеха силикатных панелей перешла инженером по труду и заработной плате, в то же время исполняла обязанности партийного секретаря завода.

В основном силикатном цехе было три пролёта. Первый из них занимало автоклавное производство наружных промышленных панелей и наружных стеновых панелей серии I-468. Здесь же изготовляли плитный утеплитель. Во втором пролёте располагались пропарочные камеры для производства доборных элементов серии, наружных и внутренних цокольных панелей, вентиляционных блоков, лестничных площадок. В третьем пролёте находились кассетные установки для внутренних стеновых панелей серии I-468. Технология возведения первых домов из них отрабатывалась на микрорайоне Пролетарском.

В бригаде все у всех на виду


Тамара Андрияшкина, с 1971 по 1986 год работала на ПЗСП, в 1987-м перешла воспитателем в подведомственный детский сад №407:
— Когда я пришла на Производство №1 обучаться на штукатура-маляра, линии отделки панелей в цехе ещё не было, её  сделали позднее. В одном пролёте панели заливали, в другом плотники ставили в них оконные и дверные блоки, а мы замазывали и штукатурили. Летом их вообще на улицу вывозили, и мы прямо там работали. У нас были сдельные расценки: больше сделаешь — больше заработаешь. Это здорово стимулировало. В бригаде все у всех на виду. И если выдавали премию, то распределяли её по справедливости.

В начале 1970-х годов продукция ПЗСП стала выходить за пределы Перми и Пермской области. Свыше трети выпуска сборного железобетона приходилось на панели для жилищного строительства.

Тогда и сейчас — как небо и земля


Ирина Горбунова, работала на Производстве №1 крановщицей с 1976 по 2015 год:
— Я попала на завод по распределению после училища. Очень хорошо помню, как тогда всё было устроено. По сравнению с настоящим временем — как небо и земля. Прикаточных машин не было, чтобы прикатать форму, срезали лишнее струной, потом железным уголком. Мусора копились целые горы. Для его уборки в цех заезжал трактор. Но по сравнению с другими заводами наш всегда был самый ухоженный. Сейчас в помещениях — полный порядок. Первое время мы работали в три смены. Самое тяжёлое было работать четыре ночи подряд: с 24:00 до 8:00. Придёшь домой, валишься спать, маленькие дети ползают по тебе, а встать не можешь. Мы так радовались, когда перешли на 12-часовую смену и после ночи стали давать «отсыпной» день. Муж тоже на заводе работал, в третьем цехе. Проходной не было, детей передавали прямо у входа в цеха.


В непрерывном производстве была реальная потребность. Заказов было очень много.

Спрос на нашу продукцию был огромный


Анатолий Фомин, на предприятии работает с 1976 года:
— Приехал в Пермь из Чернушки в поисках работы и для получения квартиры. Ближайшим местом был ПЗСП. Первые впечатления от завода были ужасные: зашёл в первый цех, а там всё гремит, стучит. Не сравнить с полем, где я был нефтяником. Но остался и приступил к обязанностям формовщика железобетонных изделий. Мастером бригады был Николай Иванович Дёмкин. Завод рос, и мы росли. Спрос на нашу продукцию был огромный. Газобетон поставляли не только в Пермь для жилого и промышленного строительства, но и в Соликамск, Нытву, Губаху, Кунгур, Тюмень.
Первое, что я получил, была комната в трёхкомнатной квартире с подселением, в одной из трёх пятиэтажек, стоявших тогда на Пролетарке. Из удобств — туалет, холодная вода и плитка с газовым баллоном. По тем временам — роскошь! Когда жена впервые приехала сюда от матери, у которой мы жили в районе Цирка (считайте, что в центре города), вышла из автобуса №6 на своих шпильках и провалилась по колено в песок. Благоустройства на Пролетарке не было никакого. Помню, идём утром на работу мимо гаража, из него мужик «Москвич» выкатывает. Вечером возвращаемся — обратно закатывает. И так каждый день. Не знаю, ездил он на нём или нет, может, только мыл и любовался.


За успешное выполнение Госплана на 1985 год и заданий одиннадцатой пятилетки ПЗСП был награждён переходящим Красным знаменем. Такая высокая награда была вручена предприятию впервые за историю его существования. О достижениях предприятия лучше всего говорят цифры: в 1985 году ПЗСП укомплектовал изделиями свыше 200 строившихся детских комбинатов, школ, больниц и поликлиник, магазинов, промышленных корпусов и жилых домов, в том числе в Тюмени.

Качество продукции соответствует евростандартам


Павел Пиндус, начальник Производства №1:
— С Производством №1 связана вся моя трудовая жизнь. Пришёл сюда в 1991 году мастером сразу после политеха, где учился на строительном факультете. Потом стал старшим мастером, заместителем начальника производства и, наконец, начальником. Тогда в цехе только начинались монтажные работы по установке новой линии резки блоков — «Силбетблок». Введение любого новшества — сложный процесс. Люди консервативны и не любят ничего менять, боятся неизвестного оборудования, но их необходимо перестраивать, иначе ничего не будет совершенствоваться. В настоящее время в первом и втором пролётах, где производится ячеистый бетон, сохранилось агрегатно-поточное производство. В третьем пролёте по выпуску тяжёлого бетона, который целиком перевели на Производство №2, две технологии: наряду с агрегатно-поточной используется конвейерная линия. В четвёртом пролёте установлена автоматическая линия по производству сотаблоков, на которой работают всего четыре человека. Качество продукции соответствует евростандартам.


Всё оборудование придумали и сделали сами заводчане. Ведущей силой этого процесса был инженер Анатолий Максимович Щукин, сейчас он уже пенсионер. Работе на новых машинах работников пришлось обучать с нуля, прямо на месте. 
При участии инженера Щукина были усовершенствованы дозировки. «Теперь это красивые, уютные кабинки, никакой грязи, шума: женщины работают в них, не нарадуются», — с гордостью говорит Павел Пиндус. 
В четвёртом пролёте установлены новые автоклавы, адаптированные под особенности производства и позволяющие оптимизировать расход пара при изготовлении изделий.

Основной костяк нам удалось сохранить


Павел Пиндус:
— Последние пять лет были, конечно, очень тяжёлыми. Из-за кризиса сократился спрос, пришлось уменьшать объёмы производства, люди были вынуждены искать другую работу. Но основной костяк нам удалось сохранить: работая лишь на 70% своей силы, план выполняем полностью.

На Производстве №1 задействованы работники более 20 разных специальностей. Вот лишь некоторые из них: оператор ГБМ, оператор прикатки, крановщик, электрики на автоклавах, электромонтёр, загрузчик, выгрузчик, штукатур, стропальщик, автопогрузчик СГП, сварщик.
Работники Производства №1 — не только сплочённый трудовой коллектив, но и дружная команда, активно участвующая в общественной и спортивной жизни завода, традиционно занимающая призовые места. «Раньше проводились соцсоревнования среди бригад, среди цехов, среди заводов по нашему тресту. Это объединяло людей морально, к тому же существовал стимул в виде возможности получения премии», — вспоминает Анна Зырянова.

Каждую весну перед заездом детишек стройгруппа ПЗСП направлялась наводить порядок в пионерском лагере «Медик».

Все были очень дружные и добрые


Тамара Андрияшкина:
— За первое место в конкурсе художественной самодеятельности коллектив ПЗСП в 1980-е годы был награждён путёвками в Ригу и на Кавказ. Все были очень дружные и добрые. Вместе ходили на демонстрации. Ежегодно весной отправлялись в пионерский лагерь «Медик», чтобы привести его в порядок перед летним отдыхом детей.

Меня все привыкли видеть в робе


Людмила Мустакимова:
— Нас часто отправляли в первый цех на прорыв: когда собственных рабочих не хватало, мы помогали штукатурить панели, ремонтировать помещения. С подругой Людмилой Красунь отработали вместе 30 лет, никогда не ругались, обошли все заводские цеха: где стены белили, где плитку клали. Мне нравилась высота, поэтому постоянно норовила на кран-балку залезть. Школы, садики ремонтировали, в пионерские лагеря и колхозы ездили. В нашей стройгруппе был единственный мужчина — Вася. Весёлый, жизнерадостный, постоянно хохмил.
В последний рабочий день я сняла свою робу и выбросила, иду по заводу, и никто меня не узнаёт, не здоровается. Привыкли постоянно видеть в форме.

Осенью ежегодно по несколько человек из каждого цеха отправляли в колхозы на уборку картофеля и капусты.

Здесь все как родные!


Наталья Первушина, работает на ПЗСП с 1979 года:
— По специальности я швея, но в 1979 году прослышала, что на ПЗСП жильё дают, и пришла сюда со своим молодым мужем. Потом и второго мужа, работавшего на речном флоте, привела. И сын мой младший некоторое время работал на заводе. Я — верный страж ПЗСП. 18 лет отработала бригадиром штукатуров, 10 лет — формовщиком-стропальщиком, а вышла на пенсию и стала гардеробщиком-уборщиком. При мне уже четвёртый директор сменился. Здесь все как родные! Начинала работать в бригаде у Николая Ивановича Дёмкина. Она большая была — 23–25 человек. Выкладывались на работе по полной. Многое вручную приходилось делать. Но и зарабатывали очень хорошо — по 250–300 рублей, тогда как инженеры на других предприятиях получали по 140. А весело как было! Планёрки проходили в жизнерадостном ключе: шутили, зубоскалили, поднимали друг другу настроение. Ансамбль у нас был в клубе «Радуга», встречались, пели, участвовали в конкурсах общественной самодеятельности. У Павла Владимировича и сейчас жизнь бурлит. Масса мероприятий проходит.

Чувство общности не покидало работников ПЗСП даже за пределами заводской территории. Пролетарка долгое время была большой деревней, где все знали друг друга. Город начал вступать в свои права лишь в конце 1990-х, делятся впечатлениями местные старожилы. Именно тогда приступили к сносу маленьких деревянных избушек и массовому возведению высоток. На месте извилистых троп проложили асфальтированные тротуары и дороги, болото засыпали, и о нём остались одни воспоминания. Однако и сейчас на ПЗСП продолжает действовать принцип устройства «по дружбе».

Мне нравится работать на ПЗСП!


Александр Голузин, стропальщик на Производстве №1 с 2017 года:
— Я пришёл на завод сразу после армии. Живу в доме через дорогу, здесь работают почти все мои друзья. Вместе мы участвуем во всех спортивных соревнованиях, которые проводятся. Я бегаю и играю в футбол в качестве нападающего в команде «Правый берег». Два года подряд выигрывали чемпионат по футболу Пермского края. Ездим в другие города, недавно были в Казани. Мне нравится работать на ПЗСП!

Около 10 лет назад на Производстве №1 появилась ещё одна добрая традиция — регулярно высаживать молодые сосны на территории песчаного карьера, который эксплуатируется ПЗСП. «Это моя личность гордость, — говорит Павел Пиндус. — Мы возвращаем природе то, что берём у неё». Заводчане ценят прошлое и заботятся о будущем.

АО «ПЗСП» Контакты:
Адрес: Докучаева, 31 614000 Пермь,
Телефон:+7 (342) 255-30-44, Электронная почта: crm@pzsp.ru